29 нояб. 2007 г.

Воспоминания о коммунальной кухне


Воспоминания о коммунальной кухне. Илья Кабаков
Музей Актуального Искусства ART4.RU, Москва
29 ноября 2008 года

Эта одна из важнейших инсталляций Кабакова, но только теперь она становится доступной для широкой публики в России. Данная работа была впервые представлена в 1992 году в галерее Дины Верни в Париже и с тех пор так там и хранилась, пока Музей ART4.RU не приобрел ее для своей коллекции; восемь больших досок объявлений, около сотни рисунков, восемь стендов с множеством мелких артефактов вроде ножниц, старинных очков, крышек, пуговиц. Кабаков, кажется, старается любовно воссоздать советский быт, а на деле - утрирует его, сгущает, доводит до логического абсурда; чего стоят объявления типа «Алкоголь – здоровью враг! Пьяницам – позор!» с приписанным «И тебе сука!», «Расписание мытья полов на кухне на май», подробные «Правила пользования туалетом»; это уже немного фарс, замешенный на свидетельствах эпохи.

Разъятая на фрагменты, каждый из которых имеет свою историю, и убранная под стекло, советская коммунальная кухня делается зрима, осязаема и целостна. И это большой подарок для тех, кто ее застал, но еще больший – для тех, кто и не ведает, что это было такое, потому что родился совсем на излете эпохи. Инсталляция вызывает, с одной стороны, острую радость узнавания, с другой – восхищение тем, насколько продуман и достоверен вымысел художника.

28 нояб. 2007 г.

"Амальгама" Александра Ройтбурда в Киеве


До 18 января в киевской галерее "Коллекция" можно увидеть новую живописную серию одного из патриархов современного украинского искусства Александра Ройтбурда под названием "Амальгама". Ее основная интрига – зеркала, которые присутствуют во всех работах. Все персонажи картин, например, полуобнаженная девушка с долларовыми купюрами, молодые люди, распивающие бутылку, монахиня с зеркальцем или рука, которая тянется к китайскому сундучку, будто находятся в зазеркалье.

Источник: www.liga.net

24 нояб. 2007 г.

"Соц-арту" шьют криминал


22 ноября 2007 года Генеральная прокуратура России направила запрос "Народного собора" о выставке "Соц-арт" в прокуратуру Москвы для проверки изложенных в нем фактов.

Запрос "О привлечении к уголовной ответственности организаторов выставки "Соц-арт. Политическое искусство в России" был подписан координатором движения "Народный собор" и призывал к проведению прокурорской проверки на предмет нецелевого расходования бюджетных средств и оскорбления общественной морали и нравственности.

Один из самых ярких проектов 2-й Московской биеннале содержал, по мнению заявителя, экспонаты откровенно порнографического характера, пропагандирующие половые извращения.

Независимо от усилий прокуратуры и "Народного собора" по превращению политического искусства в криминальное, деятели культуры выступили с открытым письмом в поддержку Андрея Ерофеева. Письмо в защиту одного из немногих отечественных кураторов мирового уровня появилось на сайтах "Стенгазета" и GiF.Ru.

Андрей Ерофеев вместо признания несомненных заслуг перед российским искусством обвинен в создании экстремистского сообщества за свою исследовательскую выставку "Запретное искусство – 2006". Пока неизвестна статья УК, по которой будет проходить выставка "Соц-арт".

Заведение уголовного дела фактически ставит знак равенства между критическим высказыванием и экстремизмом.

Манипулирование статьями УК в отношении художественной практики насильственно вводит искусство в зону подсознательных страхов государственной власти, обнажает фобии и неврозы политического режима.

Подписавшие письмо деятели культуры видят в уголовном преследовании Андрея Ерофеева симптоматику наступления тотальной цензуры в России. Они выступают против уголовного преследования кураторов и участников художественных выставок.

Источник: gif.ru

12 нояб. 2007 г.

Акварельное цветение зла


Мэрилин Мэнсон
12-30 ноября 2007 года

Проще всего решить, что Мэрилин Мэнсон художник одного гениального произведения – самого себя. Гениального начиная с имени, в котором объединились мужское и женское, звездная безысходность Мерилин Монро и нестерпимый ад Чарльза Мэнсона, маньяка-убийцы, жертвы которого до сих пор иногда водят рукой художника в его акварельных сериях. "Когда я только создавал "Мэрилина Мэнсона", он был всего лишь моим альтер-эго, но по прошествии некоторого времени различия и границы между нами стерлись. Я больше не Брайан Уорнер, я Мэрилин Мэнсон", – сказал он на открытии одной из своих выставок.

Очень легко принять 38-летнего сына медсестры и торговца мебелью за его собственное единственное произведение, но штука в том, что Мэрилин Мэнсон начал заниматься живописью много раньше, чем стал знаменитым. Теперь его музыкальный успех мешает воспринимать Мэнсона-художника. Но ради занятий живописью он нередко оставляет музыку.
В его акварелях чувствуется та же эстетическая модель, что и в его музыке: это место соединения его личности, его персонального эпатажа с темами и лирикой современного медиального безумия.

"Мэрилин Монро ненастоящее имя, Чарльз Мэнсон тоже, сегодня я претендую на то, что это мое настоящее имя. Но что правда, а что нет? Невозможно найти истину, но можно выбрать ложь, которая нравится больше всего".

Как художник он честен в самом высоком смысле: он ищет искусство и поэзию в наиболее неприятных сторонах жизни. Его темы – смерть, увечья, зависимости, трангрессии, насилие, серийные убийцы и их невинные жертвы. Он на стороне жертв, хотя совсем не похож на жертву. Он ищет там нечто, что останавливает на себе равнодушный взгляд мирового зла.
Светло-зеленым, красным, черным и персиковым он много рисует юную Элизабет Шорт, мечтавшую играть на сцене и вместо этого расчлененную маньяком в тихом парке Лос-Анджелеса. Вслед за Бодлером он напоминает о цветении зла. Он рисует жуткое как цветы – разрезанная на части Элизабет лежит на спине, ее раны распускаются оттенками бордового и пурпурного. В портрете "Элизабет Шорт в образе Белоснежки" (Улыбка II) ("Elizabeth Short as Snow White (A smile II) ") Мэнсон изображает Шорт с разрезанным от уха до уха ртом, почти улыбающейся, с бледной лимонно-зеленой кожей и оранжево-красными губами, с веками как осенние листья. "Никто не знает, кем бы она могла стать, – говорит Мэнсон, – но она больше чем просто идея, ее смерть совпала с пиком сюрреализма, который на меня сильно повлиял и, если бы я мог жить в другое время, то выбрал бы именно это". Он ищет искусство в самой темной и мрачной тайне, в болезненной глубине странностей, которые свойственны только человеку.

Мэнсон возвращает нам образы традиционного зла как фундаментальную двойственность, одновременно отвергаемую обществом и лежащую в самом основании западной культуры. Когда Мэнсон напоминает нам о христианской морали Запада и совершаемых во имя ее серийных убийствах, он кажется почти патриархом, этот любящий акварель молодой человек с татуировками. Его послание может показаться шокирующим и новым только идиотам, которых он очень не любит. Идиоты, конечно, у каждого свои. Со времен бодлеровских "Цветов зла" обществу не приходилось поднимать более тяжелой перчатки, чем та, что бросает Мэнсон лицемерию современной цивилизации.

Александр Евангели

С работами Мэрилина Мэнсона можно познакомиться здесь